Ведущие жанровые и тематические разновидности и группы китайской поэзии

Китайская литература является одной из древнейших литератур мира и имеет трехтысячелетнююю традицию. Поздние записи и обработки свидетельствуют о существовании у китайцев сравнительно развитой системы мифологии, но значительные эпические памятники периода древности и раннего средневековья отсутствуют. Первое крупное поэтическое произведение древнекитайской литературы – «Ши цзин» («Книга песен») представляет собой собрание народных песен, ритуальных гимнов, панегириков чжоуской династии приблизительно с XI по VI вв. до н. э. Его окончательная редакция приписывается Конфуцию и включает в себя около трехсот произведений. Большой известностью пользуются песни, родившиеся в народной среде. В них есть любовное томление, печаль разлуки, праздничное веселье, тоска воина по родному очагу и почти нет упоминаний о болезнях, старости, смерти, о божествах и духах, что возможно, следует отнести на счет конфуцианской цензуры [6. С. 45].

Другим важным источником поэтической традиции стали так называемые «Чуские строфы» («Чу цы»). Последние представляют поэтическое творчество южных областей древнего Китая. Авторство большинства из них приписывают сановнику царства Чу Цюй Юаню (IV–III вв. до н. э.), который, по преданию, был оклеветан недругами и покончил с собой, бросившись в реку. «Чуские строфы» и по содержанию, и по форме разительно отличаются от поэзии «Книги песен»: в них нередки красочные описания богов и богинь, фантастических существ и чудесных странствий за пределами земного мира. Самое известное произведение сборника – поэма «Скорбь отлученного» («Ли сао»), в которой говорится о душевных страданиях возвышенного мужа, оклеветанного придворными интриганами. Морализаторский пафос поэмы, впрочем, окрашен в фантастические тона: в ней описываются путешествия по небу, встречи с божествами, некие волшебные растения и т. п. Исторически «Чуские строфы» отражают столкновение зарождающегося морального сознания с наследием архаической религии. «Чуские строфы» написаны довольно свободным, часто меняющимся размером [25. С. 399–400].

В эпоху Хань четырехсложный размер «Книги песен» безнадежно устарел, и поэтическое творчество, питавшееся им, становится формальным и подражательным. Что касается «Чуских строф», то они породили жанр прозопоэтических произведений фу, отличавшихся возвышенным пафосом, пышной образностью, склонностью к гиперболам. В них по большей части воспевались блеск и величие придворной жизни. Наибольшую славу на этом поприще снискал поэт Сыма Сянжу (179–117 гг. до н. э.). Жанр фу просуществовал до середины I тыс., но поэты позднейших столетий предпочитали писать произведения более скромные по размеру и интонации, находя предмет своего вдохновения в отдельных вещах, часто весьма обыденных – птице, дереве, сосуде, музыкальном инструменте. Порой фу носили характер поэтической исповеди.

Лирическая поэзия ханьской эпохи представлена главным образом произведениями в жанре народных песен. Их именуют юэфу по названию дворцового ведомства, занимавшегося собиранием народного песенного творчества. Этим термином определяются несколько различных жанровых и жанрово-тематических разновидностей китайской лирической поэзии: культовые песнопения; народные песни, обработки народных песен, принадлежащие анонимным литераторам, и подлинно авторские произведения – подражания фольклорной поэзии. Песни юэфу, подобно лучшим образцам «Книги песен», подкупают безыскусной искренностью лирики и простотой стихотворной формы. В последующие столетия традиция записи народных песен сохранилась, и в результате имеются отдельные сборники юэфу Северных и Южных династий Китая в IV–VI вв. н. э. В танскую и сунскую эпохи из нескольких разновидностей уцелели только юэфу – культовые песнопения.

Между тем при династии Поздняя Хань возникает пятистопная стихотворная строка с цезурой после второго слога, и этому размеру суждено было определить классическую форму лирической поэзии. Первым памятником новой лирики стал небольшой анонимный сборник «Девятнадцать древних стихотворений». Значение нового поэтического жанра состоит в том, что лирика в нем, оставаясь выражением естественных человеческих чувств и переживаний, проникается элегическим настроением и возвещает о вновь открытой истине человеческого бытия – бренности жизни. Творчество неизвестных авторов «древних стихотворений» и наследовавшего им поколения поэтов III в. – Цао Чжи, Жуань Цзи, Цзи Кана и других – стало высшим достижением древнекитайской лирики [25. С. 400].

В последующие столетия внутренние смуты и территориальная экспансия китайской цивилизации привлекли внимание литераторов к идеалам отшельнической жизни, а заодно к красотам природного мира. Так в поэзии возникает и быстро завоевывает признание пейзажная лирика. Лучшими певцами мудрого уединения на лоне природы или мистических красот пейзажа стали поэты Тао Юаньмин, Се Линъюнь, Шэнь Юэ, Юй Сянь.

«Золотым веком» классической лирики стала эпоха Тан, особенно VIII–IX вв. Сочинение стихов приобрело невиданный прежде размах: от того времени до нас дошло 48 тыс. стихотворений, число же танских поэтов, имена которых сохранила история, превышает 2 тыс. человек. Лучшие поэты того времени – Ван Вэй, Ли Бо, Ду Фу, Мэн Хаожань, Бо Цзюйи и другие – черпали образы для своих произведений из древней традиции и являли собой традиционные для старого Китая фигуры литератора-чиновника, литератора-ученого, склонного к морализации. Одно из главных достоинств танской поэзии в глазах ее китайских читателей состояло в том, что моральный и книжный подтекст в ней был спрятан под покровом простых и ясных образов.

Танская поэзия оставила глубокий след в китайской культуре не только своей словесной формой, но и в своем роде классическими типами поэтических гениев. Так, знаменитый Ли Бо являет редкий для Китая, но оттого еще более обаятельный образ «праздного счастливца», умевшего жить в свое удовольствие и притом пользоваться благосклонностью сильных мира сего. В отличие от большинства своих собратьев-поэтов, Ли Бо никогда не служил и прославился любовью к вину и романтическим развлечениям; его поэзия полна ярких, брызжущих энергией образов. Совсем иной тип поэта являет Ду Фу, современник и друг Ли Бо, наделенный вместе с поэтическим талантом необыкновенно обостренным моральным чувством. Кисти Ду Фу принадлежит, пожалуй, самые пронзительные в китайской литературе исповеди лирика-моралиста. Еще один поэтический гений того времени, Ван Вэй, явил классический образ поэта-отшельника, воспевавшего мистические красоты природы.

Последующие столетия, как уже случалось ранее после первых успехов пятисловного стихотворного размера, ознаменовались уклоном в сторону усложнения и украшательства стиха; поэзия становится манерной и даже подчеркнуто экстравагантной. Новый расцвет классической лирики приходится на время возвышения династии Сун и связан с именами таких поэтов, как Хуан Тицзянь, Мэй Яочэнь, Су Ши, Синь Цзясюань, Лу Ю (общая же численность поэтов сунской эпохи достигает без малого 4 тысяч человек). Лучшие сунские поэты вернули поэтической традиции естественность и лаконизм стиля, ее гражданственный пафос и психологическую глубину. Новым в творчестве сунских лириков было заметное влияние философских идей буддизма и конфуцианства.

Последние десятилетия танской династии ознаменовались рождением новой поэтической формы – так называемых цы, то есть «песен». Наибольший вклад в ее становление внес поэт Х в. Ли Юй. Подобно пятисложной поэзии, новый поэтический жанр первоначально был тесно связан с музыкальным творчеством. Цы имеют строки неодинаковой длины, декламируемые по установленным правилам, соответствующим определенной мелодии. Со временем эти правила начали рассматриваться как чисто литературный прием и применяться для создания поэтических произведений, не имеющих музыкального сопровождения. На первых порах цы исполнялось на языке, близком к разговорному, но после того, как новый жанр получил признание знатоков книжной культуры, он усвоил все приемы классической словесности с ее условностями формы и игрой аллюзий: например, правила хорошего вкуса требовали описывать красоту женщины через упоминание предметов интерьера дома и личного туалета красавицы [19. С. 326; 25. С. 403–404].

С жанром цы была тесно связана и новая песенная форма стихов, так называемых цюи, или санъцюи, которые отличались более свободной композицией и в эпоху Юань стали составной частью драмы.

Эпоха Мин и Цин не обогатили поэтическую традицию новыми стихотворными жанрами. Поздняя китайская поэзия все более становится опытом подражания «древним». В этом качестве поздняя лирика стала подлинным завершением традиционной словесности Китая. Она выполняла не столько литературные, сколько социальные и даже в своем роде ритуальные функции.

Следует сказать, что китайская поэзия отчетливо распадается на серию самостоятельных тематических направлений и групп, отвечающих общей иерархии местных духовных ценностей и сформировавшихся идеологических систем.

Аналогом культовых песнопений и светской поэзии выступают произведения-панегирики (кит. «Поэзия о княжеских пирах» – Гун янь ши), воспевающие царствующую династию и ее правящий дом и созданные, как правило, во время проведения официальных придворных церемоний. Такие произведения отличаются насыщенностью философско-политической терминологией, красочной образностью, торжественностью повествования.

Следующее тематическое направление – поэзия на конфуцианские темы, состоящее из нескольких тематических групп: произведения на исторические темы (кит. «Воспевания истории» – Юн ши), в которых даются образцы «правильного» и «неправильного» правления на примере событий древности; произведения на социально-политические темы, в которых либо критикуется правящий режим через описание народных бедствий или страданий отдельного человека, либо излагается позитивная социально-политическая программа автора; произведения на военные темы, содержание которых в целом сводится к описанию тягот воинской доли и бедствий.

Наибольшими объемностью и структурной сложностью отличается любовно-лирическая поэзия (кит. «Поэзия чувств, любви» – Цин ши), образуемая серией самостоятельных тематических групп, имеющих самобытные историко-культурные и литературные истоки. Основное место здесь занимает поэзия разлуки, повествующая о переживаниях лирической героини, оказавшейся в одиночестве по причине безответной любви, отъезда супруга к новому месту службы, измены супруга, вдовства лирической героини. Следующая группа – поэзия с анакреонтическими мотивами (или «куртуазная» поэзия, оба термина – условны, кит. «Поэзия придворного стиля»Гун ти ши) – произведения, в которых воспевается женская красота, радость взаимного чувства и любовная эмоция, которые написаны от лица лирической героини. Обе эти группы восходят к народной песне. Иные истоки – чуские мифологические сюжеты, воспроизведенные в поэтических произведениях чуских поэтов (Сун Юй), – имеет поэзия на тему божественной любви. В произведениях на эту тему дается однотипный сюжет – повествование о любви «простого смертного» (лирического героя) к небожительнице.

И наконец, последняя из любовно-лирических тематических групп – «развратная поэзия», т. е. произведения повествующие о мужских любовных переживаниях, вызванных сторонней (т. е. не состоящей с ним в браке) для лирического героя женщиной. Эта группа тоже реализовывалась преимущественно в одических формах: произведения с однотипными названиями «Сдерживая чувства», «Запрет на любовь»

К любовно-лирической поэзии примыкает поэзия дружбы – произведения, повествующие о мужских дружеских взаимоотношениях. Это тематическое направление использует сюжетику и образную систему любовно-лирической поэзии и подразделяется на типологически сходные тематические группы: произведения о разлуке друзей, поэтическая переписка, произведения, воспевающие конкретного человека и мужскую дружбу вообще.

Рассмотренные тематические направления опираются в целом на конфуцианскую традицию и восходят к «Канону поэзии» и народному песенному творчеству, представленному песнями-юэфу. Даосская традиция и традиция «Чуских строф» находит свое воплощение и продолжение в отдельной серии тематических направлений. Это: поэзия на даосско-религиозные темы (например, «Путешествие к бессмертным» – Ю сянь) и даосско-философские темы, которую составляют произведения с отшельническими мотивами (например, «Призывания сокрывшегося от мира» – Чжао инь).

Именно поэзия вышеназванных направлений привела к возникновению пейзажной лирики (кит. «Поэзия гор и вод» – Шань шуй ши), выделившейся в качестве самостоятельного тематического направления в V в. и со временем ставшей одной из генеральных тематических разновидностей китайского поэтического творчества.

Китайско-буддийская традиция вызвала к жизни еще одно тематическое направление – поэзию на буддийские темы. Исходя из социального статуса авторов это направление подразделяется на монашескую (т. е. созданную духовными лицами) и светскую (т. е. созданную мирскими апологетами Учения) поэзию. Обе эти разновидности включают в себя две главные тематические группы: панегирики, главная цель которых – апологизация Учения – реализуется через описание религиозного состояния человека с акцентированием эмоциональной стороны; и произведения на философские темы, перелагающие концептуальные положения буддийского вероучения. С точки зрения формального аспекта, поэзия на буддийские темы прямо преемствует поэзии на даосско-философские и даосско-религиозные темы, заимствуя от последней художественную лексику и образную систему [19. С. 329–333].

Giveaway iPhone 7 Plus

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

guangoy.ru