Современная китайская литература

События в конце правления Циньской династии не давали покоя китайскому обществу повода гордиться своим прошлым и своей культурой, и вполне естественно, что это время было отмечено дальнейшим усилением сатирической литературы. Самый известный сатирический роман той поры – «Странствия Лао Цаня» литератора Лю Э, опубликованный в 1907 г. Одновременно язык китайской прозы все больше приближается к разговорному: появились романы, написанные на диалекте, и романы о жизни за границей – например, роман Не Хайхуа «Цветок в море зла», героями которого являются китайский посол в Лондоне и его наложница.

Новые веяния особенно быстро проникали в публицистику. В первые годы ХХ столетия появляется ряд революционных памфлетов и статей, в которых были провозглашены новые политические и философские идеи, а также введено в оборот множество новых понятий. Особенно большим влиянием пользовались статьи Лян Цичао, написанные живым, ярким и вместе с тем насыщенным новой лексикой языком. Появились новшества и в поэзии. Молодое поколение поэтов уже пыталось сблизить поэтическое творчество с разговорным языком и фольклором. Поэт Хуан Цзуньсянь (1848–1905 гг.), родом их Гуандуна, использовал в своих стихах народные песни и выражения из родных мест[25. С. 414].

Решительный поворот в сторону новой литературы произошел благодаря «Движению 4 мая» («У сы юньдун», 1919). Еще в 1915 г. революционно настроенный ученый и литератор Чэнь Дусю (1880–1942 гг.), будущий основатель Компартии Китая, начал издавать литературный журнал «Новая молодежь» («Синь циннянь»). За короткое время он снискал огромную популярность среди студенчества. Реализм стал знаменем нового литературного движения. Именно в это время проявилось творчество самого знаменитого китайского писателя ХХ в. Лу Синя (1881–1936 гг.), одного из основателей Лиги левых писателей («Чжунго цзо и цзоцзя ляньмэн», 1930). Он много работал в жанре эссеистики, его повесть «Подлинная история А-Кью» («А-Цю чжэн чжуань»), острая сатира на старое общество, приобрела мировую известность. Лу Синь был первопроходцем перевода и исследования русской литературы и первым ее распространителем в Китае. Он перевел произведения Гоголя, Чехова, Горького и других великих русских писателей. Кроме того, Лу Синь считается, наряду с Ху Ши (1962), ставший впоследствии в эмиграции историком литературы на «просторечном» языке (байхуа), зачинателем реформы, призванной заменить классический «литературный» язык (вэньянь) на современный разговорный [45. С. 144].

На волне «Движения 4 мая» появилась плеяда талантливых прозаиков и поэтов, которые старались следовать литературной программе журнала «Новая молодежь». В 1921 г. 172 литератора во главе с Чжоу Цзожэнем образовали «Общество изучения литературы», провозгласившее своей целью пропаганду «гуманной литературы». В том же году группа вернувшихся из Японии студентов, в том числе поэт Го Можо (1892–1978 гг.) и драматург Тянь Хань, создали в Шанхае «Общество творчества». Первое время члены общества исповедовали идеи свободного творчества и романтической стихии в литературе, а после 1925 г. перешли на позиции «революционной литературы». Со временем Го Можо стал активным сторонником КПК и после 1949 г. возглавил вновь созданную Академию наук КНР.

1930-е гг. ознаменовались большими достижениями в области прозы. В 1928 г. Мао Дунь (1896–1981 гг.) опубликовал роман «Разочарование», который стал первым крупным прозаическим произведением в духе новой литературы. Вместе с двумя другими автобиографическими романами писателя он составил трилогию под общим названием «Затмение». Публикация в 1932 г. следующего романа Мао Дуня «Полночь» стала большим событием в истории современной китайской прозы. В этом романе содержится тонкая психологическая характеристика жизни Шанхая того времени. В те же годы начал публиковать свои произведения другой крупнейший романист современного Китая – Ба Цзинь (р. 1904 г.), создавший две трилогии о жизни нового поколения китайской интеллигенции. В 1930-е гг. создал свои лучшие произведения еще один крупнейший прозаик нового Китая – Лао Шэ (1899–1966 гг.), наделенный редким среди китайских писателей даром добродушного юмора. Наибольшей известностью пользуется его роман «Счастливчик Верблюд» (1938 г.), утверждающий – в характерном для новой прозы ключе – невозможность добиться благополучия в одиночку. Среди других видных романистов того времени можно назвать Чжан Тяньи, Цянь Чжуншу, Сяо Чжуня, Дин Лин (пожалуй, талантливейшую китайскую писательницу ХХ в.) и др. Цянь Чжуншу привлекает к себе внимание попыткой выступить в своих произведениях в традиционной для Китая роли автора-эрудита. Надо отметить, что на развитие современной китайской прозы огромное, если не решающее влияние оказала традиция русской реалистической литературы.

Успехи новой поэзии были значительно скромнее. Первые попытки создать новые стихотворные формы предпринял Ху Ши. Вслед за Ху Ши большинство поэтов того времени стали писать свободным размером, пытаясь добиться как можно большей музыкальности и смысловой насыщенности, но откровенно экспериментальный характер их творчества, отсутствие поэтической традиции, в которую вписывались бы эти произведения, делали такие опыты малопонятными для широкой публики. Наибольшей известностью среди поэтов того времени пользовались Го Можо, Сю Чжимо и Вэнь Идо, писавшие в духе романтической и символической поэзии Запада. Немалое место в поэтической продукции тех лет занимали переводы европейских поэтов.

Война с Японией и последовавшая за ней гражданская война заставили литераторов тратить свои силы на решение не столько творческих, сколько политических задач, так что 1940-е гг. в Китае не отмечены появлением значительных литературных произведений. Победа же КПК в гражданской войне привела к подчинению литературы нормам и целям «социалистического строительства». Литературное наследие большинства деятелей «Движения 4 мая» подверглось официальному осуждению вследствие его чрезмерного индивидуализма и сентиментальности, многие писатели старшего поколения, среди них Шэнь Цунвэнь, Тянь Хань, Ху Фэн, Дин Лин, Дэн То, Лао Шэ и др., лишились возможности печататься или подверглись репрессиям. Особенно тяжелый удар по творческой интеллигенции нанесла «культурная революция», когда вся литература, рожденная «Движением 4 мая», была объявлена «злом». Во второй половине 1960-х гг. деятельность многих литературных организаций фактически приостанавливается. На их место приходят новые органы культуры, к числу наиболее значительных достижений которых можно отнести «образцовые революционные» оперы и балеты, а также художественную прозу писателя крестьянского происхождения Хао Яна, главный акцент в которой делается на борьбе между идеализированными положительными героями и «подрывными» элементами, не принимающими идеи Мао Цзедуна [25. С. 417; 26. С. 18].

Окончание «культурной революции» дало новый мощный толчок развитию остросоциальной реалистической литературы в стиле 1920–30-х гг. С конца 1970-х гг. появился ряд ярких произведений, в которых осмысливается трагический опыт предшествующих десятилетий. Особую популярность приобрели произведения Ван Мэна, Чжан Сяньляна, Фэн Цзицая, содержащие яркие психологические портреты интеллигентов, подвергшихся жестоким гонениям в годы маоизма. Когда волна «разоблачительной» литературы постмаоистского периода (в Китае ее называют «литературой пострадавших») пошла на убыль, в прозе обозначились несколько разнородных направлений. Пожалуй, наибольший интерес представляет творчество тех авторов, которые сделали своим творческим кредо «поиск исторических корней». Некоторые из них, например Фэн Цзицай, перешли к написанию исторических повестей, наследующих традициям народного сказа, другие, как Мо Янь или Хань Шаогун, пишут в духе Лу Синя и Шэнь Цунвэня, рисуя мрачную картину деградации китайского общества. Ряд писателей разрабатывает тему экзотики городской жизни с ее призрачными красотами и капризами моды – тему, тоже в своем роде традиционную для китайской словесности. Появилась влиятельная группа писательниц, пишущих о жизни китайских женщин и тоже в основном продолжающих традиции «Движения 4 мая». Но в целом современный этап развития Китая еще недостаточно отражен и тем более осмыслен в творчестве нынешнего поколения писателей. Было бы также преждевременно говорить и о завершении формирования китайского литературного языка [25. С. 417–418; 45. С. 145].

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

guangoy.ru