Развитие системы образования в КНР

Вплоть до начала ХХ в. в Китае существовала традиционная система образования, основанная на изучении древних классических конфуцианских книг. В 1902–1903 гг. были предприняты первые реформы просвещения, в результате которых сложилась школьная система по образцу европейских стран. До 1949 г. более 90% населения было неграмотно. После создания Китайской Народной Республики (1октября 1949 г.) началась коренная перестройка системы образования. В 1951 г. новой реформой была установлена следующая система. Начальное звено – детские сады в возрасте от 3 до 7 лет. В возрасте семи лет дети поступали в 6-летнюю начальную школу (в 1959/60 уч. г. обучалось 90 млн учащихся, или 87% детей соответствующего возраста). Средняя школа 6-летняя, подразделялась на младшую и старшую средние школы по три года обучения каждая. На базе начальной школы были созданы профессионально-технические и педагогические училища 1-й ступени, на базе младшей средней школы – профессионально-технические и педагогические училища 2-й ступени (в 1958/59 уч. г. в профучилищах обучалось 850 тыс. учащихся, в педучилищах – 620 тыс. учащихся). В 1957 г. в КНР функционировало 227 вузов, в т. ч. 15 университетов, 48 втузов, 53 педагогических института. Крупнейшими и старейшими вузами являлись Пекинский, Нанькайский, Цинхуа, Уханьский, Фуданьский, Нанкинский университеты. В высших учебных заведениях КНР в 1959/60 уч. г. обучалось 900 тыс. студентов.

Помощь Советского Союза имела решающее значение при создании широкой сети производственно-технического обучения, которая обеспечила подготовку свыше миллиона квалифицированных рабочих за годы 1-го пятилетнего плана. В период с 1949 по 1959 г. более 760 советских специалистов читали лекции в учебных заведениях КНР. В вузах СССР (до начала «культурной революции») было подготовлено свыше 10 тыс. китайских специалистов высшей квалификации, причем Советский Союз взял на себя 50% всех расходов по их обучению и стипендиальному обучению. После объявления политики «большого скачка» в 1958 г. народное образование в КНР вступило в полосу продолжительного кризиса. Число учащихся стало сокращаться. Снизилось качество обучения. Статистические данные о состоянии народного образования в этой стране перестали публиковаться. Кризис народного образования в Китае достиг особой остроты во время «культурной революции» (вторая половина 1960-х гг.). Объявленная 13 июня 1966 г. реформа образования не проводилась в течение двух с лишним лет. С началом «культурной революции» занятия во всех учебных заведениях КНР были полностью прекращены. Только с осени 1968 г. начали возобновляться занятия в школах, а с 1970 г. и в вузах.

С начала 1970-х и до середины 1980-х гг. в КНР функционировала следующая система народного образования. Были созданы дошкольные учреждения при промышленных предприятиях в городах и при народных коммунах в сельской местности. Основу системы образования вместо бывшей 12-летней общеобразовательной школы составляла 9-летняя школа для детей и подростков в возрасте от 7 до 15 лет (5 лет – начальная школа, 2 года – младшая средняя школа, 2 года – старшая средняя школа). На базе младшей средней школы осуществлялась профессионально-техническая подготовка (в течение 2-х лет) и подготовка учителей для начальной школы (в течение 2-х лет). Начальная школа и младшая средняя школа в сельской местности работали по системе «половина времени на труд, половина – на учебу». После окончания 9-летней школы поступить в высшее учебное заведение можно было только после стажа (минимум 3 года) практической работы в промышленности, сельском хозяйстве или службы в армии. Срок обучения в вузах сокращался до 2-3 лет [5. С. 225].

В 1985 г. в Китае вступил в силу «Закон КНР об обязательном образовании». Его получение рассчитано на 9 лет. Закон вводился в стране постепенно. На первом этапе (вторая половине 1980-х гг.) обязательным было лишь начальное 5-летнее образование и только с начала 1990-х гг. им стало среднее 9-летнее. Так, в 2000 г. обязательным 9-летним образованием было охвачено 85% населения страны. В начальные школы поступило 99,1% всех детей, а в средние школы первой ступени – 88,6%. Коэффициент неграмотности среди молодежи и взрослого населения снизился до уровня менее 50%.

Принятие закона об обязательном 9-летнем образовании коренным образом улучшило ситуацию в системе образования КНР, которая на протяжении долгого времени считалась слабой и архаичной. С его введением резко выросло количество лиц, заканчивавших начальные и средние классы. Одновременно увеличились и ассигнования на нужды образования, улучшились условия обучения, повысилась квалификация педагогического персонала [20]. Но приоритетной задачей властей являлся третий этап развития образования – укрепление высшей школы.

На сентябрьском 1998 г. заседании Постоянного Комитета ВСНП был принят новый Закон КНР о высшем образовании. Закон вступил в силу с 1 января 1999 г.

Общее руководство сферой высшего образования в КНР осуществляется Госсоветом через подчиненные ему ведомства (в настоящее время 70% из 2200 вузов находятся в компетенции министерства образования КНР, остальные являются ведомственными). Разрешение на создание или изменение статуса вузов осуществляется административными органами Госсовета, провинций, автономных районов, городов центрального подчинения либо другими организациями по их поручению. Одновременно в Законе указывается, что наряду с существованием вузов общенационального и провинциального подчинения государство «поощряет в рамках закона их создание и финансирование профессиональными, предпринимательскими организациями, общественными коллективами, другими общественными организациями и гражданами». Тем самым впервые допускается в принципе идея учреждения и легализации частных вузов.

Закон предусматривает три разновидности высшего образования: курсы по специальным учебным программам (срок обучения 2–3 года), бакалавриат (4–5 лет) и магистратура (дополнительно 2–3 года). Устанавливаются три ученые степени: бакалавр, магистр и доктор наук. Предусматриваются должностные категории: ассистент, преподаватель (лектор), доцент и профессор. Закрепляется платная система обучения. Исключение делается лишь для студентов из нуждающихся семей (льготная оплата или бесплатное обучение). Лучшие студенты могут претендовать на стипендии и разовые материальные поощрения.

Помимо ссылок на государственные и другие местные источники финансирования, нет указаний на формальный запрет на получение средств от иностранных контрагентов, как на регулярной, так и на разовой основе (на практике в Китае широко допускается получение спонсорской помощи от зарубежных соотечественников и западных доноров; в стране существует несколько готовящих магистров бизнес школ с иностранным финансированием и преподаванием). Указывается, что стоимость обучения, финансирование учебного процесса и источники поступления средств устанавливаются административными органами Госсовета и провинций в зависимости от себестоимости обучения в каждом отдельном вузе. Получаемая оплата за обучение должна использоваться строго в соответствии с установленными правилами и не может быть направлена на другие цели. Государством предоставляются соответствующие льготы на приобретение вузами импортного оборудования и материалов.

Подчеркивается, что целью создания вуза должно быть служение государственным и общественным интересам, а не извлечение прибыли. В то же время закон формально не запрещает достаточно распространенную сегодня в КНР практику ведения вузами коммерческой деятельности (сдача помещений в аренду, издательские и типографские услуги и т. д.). Вузами был создан ряд предприятий по освоению высоких технологий с целью содействия развитию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). В результате этого сформировался ряд известных конкурентноспособных прибыльных компаний. Так, например, в 1997 г. доходы предприятий при китайских вузах составили 20,55 млрд юаней с налогом на прибыль – 2,73 млрд юаней. К концу 1999 г. валовая продукция данных предприятий достигла 100 млрд юаней [35].

В целом новый закон значительно расширяет возможности участия негосударственных структур в деле развития высшего образования – область, считающаяся в Китае приоритетной в контексте усилий по преодолению культурного и технологического отставания от передовых стран мира. При этом, несмотря на сохраняющиеся у государства традиционные идеологические, политические и административные рычаги контроля за образовательной сферой, оно позволяет в определенной степени ослабить его в случае учебных заведений, создаваемых другими общественными структурами (в отличие от государственных вузов они не обязаны работать под руководством парткомов, а «в соответствии с законодательными положениями об общественных организациях»). По сравнению с прошлым существенный акцент делается на приобретение глубоких специальных и профессиональных знаний, в частности, указывается, что учеба является «важнейшей обязанностью студентов», а их «участие в общественной жизни не должно отражаться на выполнении учебных задач». Характерным является и то, что на деле происходит значительное перераспределение прав от Центра в пользу административных органов провинциального уровня и самих вузов, поднимается значение вузовской науки и ее связей с НИИ системы АН КНР и промышленным производством.

Принятие нового закона закрепляет права и обязанности профессорско-преподавательского состава и студентов вузов КНР, создает дополнительные возможности для поощряемого со стороны государства роста у китайской молодежи тяги к получению высшего образования (ежегодно лишь 1 млн или 4% китайской молодежи соответствующей возрастной категории может поступить в вузы). По всей видимости, закон сможет повысить статус китайской высшей школы и таким образом сбалансировать модную сегодня в КНР тенденцию к получению высшего образования за рубежом (за 20 лет на Запад, прежде всего в США, выехало на учебу 270 тыс. чел.).

Следует также отметить сохраняющийся в Китайской Народной Республике высокий престиж российской высшей школы. Между Россией и Китаем действует соглашение о взаимном признании документов об образовании и ученых степенях. Однако в связи с отсутствием централизованной государственной информационной и рекламной поддержки (а именно так и работают западники) усилия отдельных российских вузов по привлечению китайских студентов на коммерческой основе пока не дают эффективных результатов (в настоящее время вузах Соединенных Штатов Америки обучается 40 тыс. китайцев, а в российских – 8 тыс.) [34; 36].

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

guangoy.ru