Символика

Как и у других народов мира, у ки­тайцев существуют свои хорошие и дурные приметы и предзнаменования. Стремясь оградить себя от жизненных неудач, люди окружа­ют себя предметами, которые, по поверью, при­носят счастье, и стараются избегать всего, что может служить дурным предзнаменованием. Субъективную окраску «хороших» или «дурных» примет носят некоторые слова и выражения, чис­ла и предметы. Эти поверья до сих пор дают о себе знать в некоторых правилах этикета и в художе­ственных поделках народных ремесел. Знание та­кого рода примет необходимо для лучшего пони­мания традиционной китайской культуры.http://aton-mebel.ru

14з многочисленных предметов позитивного ха­рактера на первом месте стоит мифический образ дракона. Тогда как в некоторых европейских стра­нах дракон изображается злым и безобразным чудо­вищем, по представлениям китайцев, он является су-

Изображение дракона в императорском саду.

Глазурованная керамика. Династия Цин

щесшвом добрым, готовым прийти к людям на по­мощь. Его образ сложился на основе тотема драко­на, который считался покровителем китайской на­ции. Чтобы подчеркнуть статус дракона как непрев­зойденного по силе могущества существа, китайцы наделили его чертами, взятыми у целого ряда живот­ных: у дракона оленьи рога, лошадиная голова, зая­чьи глаза, змеиная шея, брюхо ящера, когти орла, сто­пы тигра, мышиные уши, а тело покрыто рыбьей че­шуей. Древние китайцы приписывали дракону способ­ность летать по небу и проникать под землю, уп­равлять облаками и вызывать дождь. Поэтому в на­роде издревле возводили кумирни и храмы в честь дракона, где молились о дожде и хорошем урожае. При династии Хань образ дракона, в частности золото-

го дракона, стал использоваться в качестве символа императора и императорской власти. Впоследствии все китайские императоры говорили о себе как о воп­лощении дракона либо как о правителе, которому дракон покровительствует. Тем самым они пыта­лись возвыситься над простыми смертными иукре-

Бронзовый лев во дворце Тугун (Пекин)

пить авторитет своей вла­сти. Все предметы,, предназ­начавшиеся для использова­ния императором, стали украшать изображениями дракона или соответству­ющим орнаментом. Вместе с тем было строго-настро­го запрещено кому бы то ни было у помимо императорау пользоваться орнаментом с драконом для украшения Слон — символ счастья одежды, кресел и т. п. Но сре­

ди простого народа культ дракона как олицетворения благого знамения от­нюдь не исчез, его изображениями украшали ремес­ленные поделки и архитектурные здания, дракон фигурировал в произведениях устного фольклора. Просто люди старались, чтобы в этих случаях дра­кон принимал вид и имел окраску, отличные от дра­кона императорского. До наших дней дошли обы­чаи устраивать в праздничные дни гонки лодок в

виде драконов, танцы дра­конов и пр. Образ дракона по-прежнему широко ис­пользуется для украшения художественных поделок. Конечно, сегодня дракон утратил тотемную та­инственность и полити­ческую окраску, однако со­хранилась символика, со­гласно которой он счита­ется олицетворением ки­тайской нации, китайцы Глиняная кукла любят называть себя «пре-

с иероглифом «счастье» емниками дракона».

Другим мифическим образом, по важности сто­ящим наравне с драконом, является птица феникс. Ее называют «царем пернатых». Согласно поверью, феникс, в образе которой собраны черты несколь­ких птиц и животных, избирает для себя исключи­тельно дерево павловнию, пьет воду только из свя-

Император Цянь лун (годы правления 1736— 1795) в парадном платье. Династия Цин

щепного источника, питается исключительно по­бегами бамбука. Ей приписываются не только не­обыкновенная красота, но и благородный нрав. В на­роде говорят, что с прилетом феникса наступает мир и спокойствие, к власти приходит человеколю­бивый и высоконравственный правитель. В древнем Китае феникс наряду с драконом служил символом императорской власти, но позднее, в эпохи Мин и Цин, их роли разделились, фениксу стали приписы­вать олицетворение женского начала, то есть са­мой императрицы. В период Мин существовало за­коноположение, согласно которому жены чиновни­ков 9-го ранга и выше должны были носить голов­ное украшение в виде феникса. В народе образ феник­са использовался для украшения предметов прида­ного невесты и женской одежды.

Еще одно мифическое животное, с которым ки­тайцы связывали благополучие, — это цилинь. Его изображения можно видеть среди дворцовой утва­ри. Согласно поверью, цилинь появлялся лишь в годы, когда в государстве царил мир, правил муд­рый правитель и народ благоденствовал. Поэто­му цилинь пользовался особым расположением им­ператора. В народе же считали, что если помо­литься цилиню о рождении в семье наследника, то он может удовлетворить просьбу, но при условии, что семья молящегося имеет на своем счету бла­гие свершения. Одна из традиционных тем лубоч­ных картин — это цилинь, приносящий в семью младенца-мальчика. Орнаменты с образами цили — ня использовались для украшения предметов, свя­занных с бракосочетанием, рождением ребенка, а татсже архитектурных строений

дракон, феникс и цилинь входят в четверку «священных» животных, четвертым членом кото­рой является черепаха. Черепаха — существо от­нюдь не мифическое — отличается завидным дол-

Новогодняя картинка «Мифический зверь цилинь приносит в дом младенца»

голетием и считается чуть ли не самым мудрым представителем животного мира. Китайцы счи­тают даже, что черепаха способна предвидеть бу­дущее. Недаром еще в глубокой древности черепа­шьи панцири использовались для гадания и предска­зания судьбы. Именно за мудрость уважали чере­паху китайцы. Ее образ стал символом высокого положения на иерархической лестнице. Золотые печати правительственных ведомств, периода Хань были украшены изображением черепахи, при династии Тан чиновники в ранге от 5-го и выше носили в качестве аксессуара кисет с черепашьим орнаментом. Позднее образ черепахи стал исполь­зоваться для отделки зданий, наибольшую попу­лярность приобрели каменные изваяния огромных черепах, несущих на спине высокую стелу.

Среди животных, каменные изваяния которых украшают дворцы, храмы, жилые ансамбли и гроб­ницы, часто можно видеть скульптурные изобра­жения львов. Лев — «царь зверей», животное с гроз­ным нравом — по представлениям китайцев, был способен отгонять нечистую силу. Образ льва ис­пользовался также как символ влиятельности и высокого положения хозяина. В народных танцах фигурирует лев — животное скорее добродушное и комичное, эти танцы — непременный элемент массовых празднеств.

Тигр — еще один образ, пользующийся уважени­ем среди китайцев. Тигра также именовали «царем зверей». Он служил символом силы, мужества и во­инственности. Также, как и льву, тигру приписы­вали способность отгонять нечисть. Существовал обычай шить для новорожденного чепчик и тапоч­ки с изображением тигра, которые ребенку наде­вали в 100-й день после появления на свет. Тем са­мым родители хотели оградить ребенка от болез­ней и порчи, выражали свою надежду на его здоро­вый рост. Если рождался мальчик, то тигровый ор­намент должен был означать пожелание видеть сына сильным и бесстрашным. В районе Цент­рального Китая в обычае класть в приданое невес­ты игрушечных тигрят, сделанных из теста, тем самым выражается пожелание, чтобы у молодо­женов родился сын.

Красноголовый журавль, которого китайцы на­зывают «священным», — олицетворение долголе­тия. В народной мифологии журавлю приписыва­ют роль птицы, на которой небожители путеше­ствуют по облакам. Излюбленной темой народ­ного лубка являются «сосны и журавли», выража­ющие пожелание долгих лет жизни. В орнаменти­ровке дворцовых сооружений часто можно видеть изображения животных-символов: журавля, черепа­хи и оленя, что создает, по представлениям ки­тайцев атмосферу благоденствия. Бронзовые фи­гуры журавлей установлены по обеим сторонам императорского трона в павильоне Тайхэдянь в Запретном городе в Пекине.

Образ уточек-мандаринок, в природе держащих­ся парами, используется китайцами для олицет­ворения согласия между влюбленными и супружес­кой верности. Этот образ присутствует в орна­ментировке предметов, которыми окружают но­вобрачных.

Из рыб в качестве благого символа используется золотой карп. Дело в том, что произношение иерог­лифа «рыба» совпадает с произношением иерогли­фа «достаток». Поэтому образ рыбы использует­ся в качестве символа богатства и достатка. Кое — где на Новый год принято готовить блюдо с золо­тым карпом, тем самым выражая пожелание бо­гатства в новом году. Более того, образ рыбы озна­чает также плодовитость, и молодоженам часто преподносят в дар нефритовую рыбку, желая им иметь многочисленное потомство. Карп является также персонажем широко бытующей в народе притчи об отважных карпах, которымудалосъ пре­одолеть /драконовый порог на реке Хуанхэ, отлича­ющийся необыкновенной силой течения. Согласно притче ежегодно в третьем месяце косяки карпов поднимаются против течения к верховью Хуанхэ. Большинство из них погибают в пути, лишь немно­гим удается преодолеть драконовый порог. Такие смельчаки сами превращаются в драконов. Эту притчу часто вспоминают, когда речь заходит о претендентах — участниках экзаменов на занятие должности. Проводится как бы параллель между со­держанием притчи и трудностями, ожидающими экзаменующихся на пути к карьере. Зато человека, выдержавшего экзамен с хорошими результатами, приравнивают к «карпу, перепрыгнувшему J^paKono — вый порог и превратившемуся в дракона».

Китайцы, у которых очень развит культ при­роды, наделяют растения способностью чувство­вать и, наблюдая за растениями, в свою очередь любят находить в них сходство с человеческими характерами. Возьмем, к примеру, пеон — его яр­кие, пышно махровые цветы наводят на мысль о богатстве и роскоши. Пеон называют «государ­ственным цветком», «царем цветов» и т. п. Он олицетворяет знатность и богатство. Сосна (ее образ часто употребляется в паре с образом кипа­риса) — вечнозеленое, морозостойкое дерево — служит олицетворением стойкости, умени выс­тоять в трудных условиях. Поскольку сосны и ки­парисы отличаются долголетием, вокруг могил императоров и знати, как правило, высаживали сосново-кипарисовые рощи. Образ «четырех благо­родных мужей», цветущей сливы, орхидеи, хризан­темы и бамбука, олицетворяет благородные каче­ства человека. Цветущую сливу «мэй» любят за то, что она расцветает раньше других деревьев, когда еще стоят зимние морозы, и, таким обра­зом, является провозвестницей весны. Кроме того, цветки «мэй», издавая приятный аромат, в то же время не стремятся поразить взор внешней пыш­ностью. Орхидея замечательна тем, что растет в глухих лесных зарослях, наполняя воздух тонким ароматом. Хризантема расцветает поздней осе­нью, стойка к заморозкам, а это в глазах китай­цев означает ее гордый, независимый характер. Бамбук в глазах китайцев олицетворяет скром­ность (иероглиф «скромность» звучит одинаково с иероглифом, обозначающим полый стебель бам­бука) и высокую нравственность (иероглиф «ко­ленце бамбука» имеет одинаковое произношение с иероглифом, обозначающим верность моральным устоям). Упомянутые четыре растения-символы часто используются поэтами и художниками в ка­честве аллегорического средства выражения своих мыслей и подхода к жизни.

Символическое значение имеют также некото­рые плоды и фрукты. Так плоды граната, в кото­ром содержится большое количество семян, слу­жат символом плодовитости, а стало быть, се­мейного счастья. Поэтому плоды граната — ат­рибут свадебных подношений. Персик служит сим­волом долголетия и счастья. По преданию в, саду небожителей росли священные персики, расцвета­ющие раз в 3 тысячи лет и еще через 3 тысячи лет приносящие плоды. Тому, кто попробовал такой персик, было уготовано бессмертие. Поэтому на лубочных картинах и в народной скульптуре убе­ленный сединами долгожитель, летящая фея, свя­той младенец обычно изображаются с персиком в руках как символом долголетия.

Тем, кто хочет понять представления древних китайцев, касающиеся благих пожеланий, небе­зынтересно будет ознакомиться с символикой ор­наментов, наносимых на предметы обихода. На­пример, на бронзовых сосудах времен Шан-Чжоу можно видеть орнамент в виде чудовища с чело­веческим лицом. Это мифический зверь Таоте, отличавшийся, по поверью, необыкновенной про­жорливостью. Нанесение этого образа на посуду имело целью предупредить людей от обжорства и алчности.

Широкое распространение в народе получил обычай вывешивать под Новый год лубочные кар­тины и бумажные вырезки. Эти произведения на­родного творчества как ничто другое воплощают стремление людей к счастью и благополучию. Лу­бочные картины произошли от икон с изображе­нием богов дверей, которые вывешивались на две­рях с тем,, чтобы оградить дом от нечистой силы и напастей. В династии Мин и Цин люди стали вы­вешивать иконы и с целью моления о благопо­лучии. В наши дни лубочные картины и бумажные вырезки развешиваются, как правило, в канун Но­вого года с целью украсить помещение и создать праздничную атмосферу. Но в древности их выве­шивали и по другим поводам: свадьба, рождение ре­бенка и достижение им определенного возраста, жертвоприношение богам и пр. Темы народного лубка посвящены либо изображению традицион­ных предметов, имеющих «благостный» смысл, либо фрагментов из популярных легенд. Например, тема хорошего урожая и изобилия, тема пожела­ния долголетия и многочисленного потомства, тема семейного согласия и почитания родителей и пр. Исторические и легендарные личности изоб­ражаются большей частью с назидательной це­лью, их ставят в пример людям.

Бумажные вырезки принято наклеивать на окна. Их посвящают таким событиям, как свадь-

ба, рождение ребенка, годовщина рождения главы се­мьи, новоселье и т. п. Без бумажных вырезок, выра­жающих добрые пожелания, не обходится прида­ное невесты,, причем,, гак: правило, вырезки де­

лаются невестой собственноручно у также как ки­сету предназначенный в подарок жениху, w другие детали приданого. Тематику бумажных вырезок составляют узоры и иероглифыу носящие особый, «счастливый» смысл, и в этом отношении вырез­ки близки к лубочной живописи. Иногда темой вы­резок являются пожелания оградить дом от бед, бывают и просто декоративные вырезки-украше — ния. Бумажные вырезки используются и как под­ложка узора для вышивания.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

guangoy.ru