Периодизация и краткий обзор истории культуры Китая

Китайский этнос создал особый тип культуры, отличающий его от культур других народов. Начало культурной истории Китая восходит к рубежу III–I тыс. до н. э. Именно к этому времени китайская историография относит период правления пяти легендарных императоров, эра владычества которых воспринималась как золотой век мудрости, справедливости и добродетели.

Это время основания первой в китайской традиции династии Ся, когда на смену выборным должностям приходит наследственная власть. Правда, вопрос об историчности этой династии вызывает у специалистов определенные сомнения из-за отсутствия достоверных письменных источников, относящихся к этому времени. По этой же причине невозможно точно решить вопрос о том, что представляло собой китайское общество этого времени.

Древнейший период китайской культуры, который можно изучить на основании письменных документов, начинается с XVIII в. до н. э. Он связан с правлением китайской династии Шан-Инь. С этого времени отсчитывают этап древней истории и культуры Китая. Поскольку традиционная периодизация китайской истории связана с правлением тех или иных династий китайских императоров, период Древнего Китая продолжается под властью Чжоу (ХI–V вв. до н. э.), а также Цинь и Хань (III в. до н. э. – III в. н. э.). Эпоха Древнего Китая очень важна, так как именно в это время формируются все основные элементы, идеалы и ценности китайской культуры. Затем выделяется эпоха Средневекового Китая, связанная с правлением южных и северных династий (III–VI вв.), периодами Тан (VII–IX вв.), Сун (X–XIII вв.), Юань (XIII–XIV вв.), Мин (XIV–XVII вв.) и Цин (XVII– начало XX вв.). Это время практически не создало принципиально новых культурных явлений, а лишь развивало тенденции, заложенные ранее, в Древнем Китае.

Непрерывность развития китайской культуры – одна из важнейших ее особенностей, неразрывно связанная с такими чертами этой культуры, как традиционализм и замкнутость. Именно поэтому она просуществовала почти без изменений до периода Цин, да и потом сохранила все свои традиционные ценности и идеалы.

Замкнутость китайской культуры основана на убеждении китайцев в своей исключительности, что их страна является центром обитаемой земли и всего мироздания, поэтому она называлась ими Срединной империей. Земля, по их представлениям, – это один большой континент, окруженный со всех сторон морской пучиной. В ее центре находится единственно цивилизованный мир китайцев – Поднебесная страна со сравнительно мягким климатом, плодородными почвами, радующими глаз разнообразным рельефом. «Варварские» земли располагались следующим образом: на севере плоские и безводные степи, где зимой не было спасения от лютой стужи; на западе раскаленные пустыни и заоблачные горы; на юге смрадные болота и непроходимые леса, полные хищных зверей и ядовитых гадов; на востоке раскинулся без конца и края великий океан, кишащий неведомыми чудовищами. На тех территориях могли селиться только полулюди, подлые и невежественные варвары, существа с лицом человека и сердцем зверя.

Древние китайцы так и различали народы по сторонам света, не слишком интересуясь, соответствует ли такое разделение действительности. На севере, по их убеждениям, обитали жестокие и воинственные степняки – ху; на западе – столь же злобные и коварные племена жунов; на юге – малорослые, по птичьи говорящие Мань; на востоке – варвары. В глазах древних китайцев очевидным доказательством их культурного превосходства над всеми прочими племенами были письменность, календарь, своеобразие уклада жизни.

Становление древнекитайской культуры было непосредственно связано с преодолением этнической раздробленности, так как территорию страны с древних времен населяло множество родственных племен. По мере того, как складывалось межплеменное культурное единство, формировалось и китайское этническое самосознание, отличительными чертами которого стало представление о себе как о единственном цивилизованном народе, который должен господствовать над остальной периферией варваров. Эти взгляды стали одним из краеугольных камней китайского мировоззрения, по многим другим вопросам демонстрирующим отсутствие такого единства. Во многом это связано с тем, что до сих пор в Китае живет несколько народностей, и самые большие различия существуют между северными и южными китайцами. Они не сняты и сегодня, а в эпоху древнего мира они были двумя культурными полюсами страны, которые то объединялись в рамках великих империй, то разделялись границами множества раздробленных княжеств.

В процессе становления культуры важным обстоятельством было то, что древние китайцы населяли единую равнину, целостный географический район, и это способствовало их тесному общению между собой. У них сравнительно быстро сложился единый хозяйственный уклад, что в свою очередь, предопределило общность самых разных сторон быта, начиная с облика жилищ, и кончая годовым ритмом праздников. Условия жизни китайцев многие столетия были настолько постоянны, что многие старинные обычаи благополучно дожили до нашего времени. А в ту далекую эпоху древние китайцы, стремясь отличить себя от «варваров», придавали особое значение манере одеваться и причесываться: житель Срединной страны должен был носить халат «не такой длинный, чтобы он касался земли, и не такой короткий, чтобы были видны ноги», а главное – обязательно запахнутый направо. Другим признаком цивилизованности стал обычай собирать волосы в пучок и закалывать их шпилькой. Ходить с распущенными волосами и без шапки, сидеть, вытянув ноги, а за едой не пользоваться палочками считалось среди них дикостью.

Замкнутый характер развития древнекитайской культуры, обеспечивший ей стабильность, самодостаточность, консерватизм, любовь к четкой организации и порядку, предопределил исключительную роль традиций, обычаев, ритуалов и церемоний. В зависимости от социального положения каждому человеку предписывались строго определенные нормы поведения, широко известные как «китайские церемонии». Из всех известных нам стран и культур именно в Китае система обязательных и общепринятых норм поведения была особенно густой. Конечно, в любом обществе, особенно там, где существуют восходящие к глубокой древности традиции, немалое место занимают жестко сформулированные стереотипы поведения, исторически сложившиеся нормы взаимоотношений, принципы социальной структуры и административно-политического устройства. Но только в Китае этико-ритуальные принципы и соответствующие им формы поведения уже в древности были до такой степени гипертрофированы, что со временем заменили идеи религиозно-мифологического восприятия мира, столь характерные для всех ранних обществ. Так, место мифических культурных героев заняли искусно демифологизированные легендарные правители древности, чье величие и мудрость были теснейшим образом связаны с их добродетелями. Место культа великих богов занял культ реальных клановых и семейных предков, а «живые боги» были вытеснены немногими абстрактными божествами-символами, первым и главным среди которых стало безлично-натуралистическое Небо. Мифология и религия отступили перед этикой и ритуалом. Жестко фиксированные, усвоенные с колыбели каждым китайцем, этико-ритуальные ценности стали обязательными для каждого члена общества, от императора до простолюдина. В китайских источниках зафиксировано триста видов церемоний и три тысячи правил достойного поведения. Существовало даже специальное учреждение – Палата церемоний, которая строго следила за выполнением правил, обрядов и процедур, унаследованных от прошлого. Этикет при императорском дворе, деятельность административного и военно-бюрократического аппарата, поведение в семье и на службе, праздники, цвет одежды, способы приветствия и т. д. – вся жизнь человека от рождения и до смерти строго регламентировались традиционными церемониями. Китаец твердо знал, сколько ему надо отдать поклонов, когда преклонить колени, как наклонить голову, как улыбнуться, как изменить голос.

Статус человека в Китае мог меняться. Простолюдин в Китае мог стать даже императором. Но нормы поведения, характерные для определенного статуса, никогда не менялись.

На очень ранней стадии развития культуры в Китае вся человеческая жизнь стала соизмеряться с природой, через законы которой люди пытались осмыслить принципы своего бытия. Поэтому у китайцев было особое отношение к природе. Наряду с ее обожествлением, для китайской культуры, как ни для какой другой, были характерны ее эстетизация и поэтизация. Именно поэтому в китайской художественной культуре раньше всего возникают пейзажная живопись, лирика и архитектура. Поэтизация природы направляла всю художественную деятельность человека и все виды его творчества в единое русло. В узорах прикладного искусства, в орнаментальных мотивах тканей и зодчества, в оформлении погребений отразилось то благоговейное чувство красоты мира, то ощущение взаимосвязанности с ним человека, которое впоследствии способствовало рождению первых в мире образцов пейзажной живописи.

Можно даже сказать, что «пейзажный взгляд» распространился на все явления жизни. Уже в глубокой древности китайские мастера научились выявлять и обыгрывать живописные качества самого природного материала, из которого создавали то или иное произведение искусства. Они использовали игру его цветов, пятен, различие фактур, шероховатость или гладкость поверхности. Предметы из речного камня, сосуды из глины, изделия из дерева и металла, выполненные в Древнем Китае, отличались всегда не только красотой, но и живой подвижной жизнью узора, выявленного в их структуре, грацией ритмических сочетаний, осязаемой прелестью поверхности.

В общем и целом в Древнем Китае накопились богатые и стойкие традиции в разных областях культурной жизни. Поэтому и достижения китайской культуры поражают наше воображение: это шелк, бумага, компас, порох и т. д. Но Китаю принадлежат не только культурные достижения, без которых немыслим современный мир. Свойственные китайской культуре традиционализм и гилозоизм (видение природы как живого организма, оживотворение природы), соединение с рационализмом китайского мышления, дали уникальный результат: удивительное чувство природы, способность видеть в ее отдельных проявлениях целое. Человек в этой культурной атмосфере стремится не к подчинению природы, а к жизни во всей ее природной полноте и рациональной устроенности.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

guangoy.ru